Пиротехническая химия
Главная Начинающим пиротехникам Статьи Добавить статью Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги в помощь
Военная история Изготовление и применение ВВ Пиротехника в военном деле Разное по пиротехнике Физика в пиротехнике Химия ВВ и составов
Новые книги
Суворов С. "Бронированная машина пехоты БМП -3 часть 1" (Военное дело)

Яковлев Г.П. "122 мм самоходная пушка образца 1944 г." (Военное дело)

Суарес Г. "Тактическое преимущество " (Военное дело)

Стодеревский И.Ю. "Автобиография записки офицера спецназа ГРУ " (Военное дело)

Семиколенков Н.П. "стрельба из танковых пулеметов " (Военное дело)
Последние исполины Российского императорского флота - Виноградов С.Е.
Виноградов С.Е. Последние исполины Российского императорского флота — Санк-Петербург, 1999. — 407 c.
Скачать (прямая ссылка): poslednieispolinirosimperatorskogoflota1999.pdf
Предыдущая << 1 .. 115 116 117 118 119 120 < 121 > 122 123 124 125 126 127 .. 217 >> Следующая

Обращение русских морских стратегов в 1913 г. к очередному повышению калибра тяжелых линкорных орудий и выбор 16" артиллерийской системы являлись продолжением курса взятого в 1907-1909 гг. Этот курс состоял в ставке на создание наиболее мощных в артиллерийском отношении кораблей. Путь заключался как в создании наиболее мощных орудий, так и в стремлении к размещению как можно большего числа таких орудий на вновь проектируемых кораблях. Среди тяжелых артиллерийских систем одного и того же калибра, применявшихся в эру дредноутов на линкорах всех морских держав, русские орудия отличались наибольшей относительной длиной ствола и, при использовании комбинации "утяжеленный снаряд/повышенная начальная скорость" развивали наибольшую дульную энергию. Русские снаряды среди снарядов аналогичных калибров всех флотов мира были самыми тяжелыми, а масса их разрывного заряда (тринитратолуола) - самой значительной. Общая конструкция этих снарядов, определенная стандартом 1911 г. (снаряды "образца 1911 г.", с четырехкалиберным радиусом головной части и относительной длиной 3,9-4,9 клб - соответственно бронебойный и фугасный, оснащенные бронебойным наконечником и донным взрывателем) отличалась совершенством и надежностью. Уже в начале 1914 г. была выработана новая система тяжелого снаряда с удлиненной головной частью (радиусом 6 калибров) и конической запоясной частью, что позволило без приращения начальной скорости увеличить дальнобойность на 10-15 %. Эта система была принята на вооружение в 1915 г. (снаряд "образца 1915 г.") и усовершенствована в 20-е гг.
Начиная с первой же серии русских дредноутов, все последующие
Японский линейный корабль "Нагато" на ходовых испытаниях в сентябре 1920 г. Согласно планам японских стратегов, однотипные "Нагато" и "Мутсу", воору?кенные каждый восемью 16"/45 орудиями, открывали новую формацию линкоров Императорского флота. Подписание в 1922 г. соглашения по ограничению морских вооружений обрекло на переделку и сдачу на слом около десятка строящихся японских линкоров и линейных крейсеров с 16" артиллерией, оставив "Нагато" и "Мутсу" первыми и единственными представителями дредноута третьего поколения в Стране Восходящего солнца.
Из собрания автора.
244
Россия и другие
проекты получали по двенадцать орудий главного калибра. Это их число позволяло вести огонь четырехорудийными залпами с минимальными (10-12 секундными) интервалами, непрерывно внося поправки в автоматы стрельбы для минимизации возможности вырваться для противника из круга накрытий. Сравнение отечественных и зарубежных дредноутов аналогичных поколений показывает, что русские корабли превосходили своих современников по мощи бортового залпа в 1,2-1,5 раза. Если сюда добавить передовые методы пристрелки и контроля огня, совершенные снаряды и взрыватели, высокий уровень подготовки башенных расчетов, то картина артиллерийского превосходства русских линкоров-дредноутов над своими зарубежными современниками выглядит ощутимой.
С первого же линкора нового типа ("Севастополя"), все русские дредноуты имели скорость, уже на стадии спецификации запланированную на 2-3 узла выше скорости их зарубежных аналогов, причем условие форсировки котлов на время боевого столкновения и возможность обеспечения 2-3 дополнительных узлов во время сражения оговаривалась особо. Таким образом, в бою русский дредноут должен был на 4-5 узлов превосходить своих противников, что давало возможность выбирать тактику боя - дистанцию, скорость, курсовые углы, начало и конец боевого столкновения.
Быстрое перемещение на поле боя, маневр во фланг вражеской колонне, охват, мощный артиллерийский удар с дальних дистанций - вот основные тактические приемы, определявшие конструкцию русского дредноута с самого начала. Причина, вызвавшая появление столь устойчивых взглядов на тактику линкора в бою, может быть объяснена двумя словами - эффект Цусимы1.
Конечно, подобная наступательная мощь давалась не даром. Ни один флот в то время не мог себе позволить создавать линкоры, в исчерпывающей мере сочетавшие и средства нападения, и возможности защиты. Воплощение подобных требований вызывало рост водоизмещения в 1,5-2 раза, что исключало возможность проведения соответствующих ассигнований. Поэтому при плавном, но неуклонном возрастании размеров дредноутов конструкторам и тактикам приходилось решать задачу создания наиболее эффективной, по их расчетам, системы путем тщательно продуманного выделения тех требований, которые в тот момент признавались основными. Однако было бы неправильным утверждать, что на долю броневой защиты у русских дредноутов приходились лишь остатки веса после удовлетворения превосходных требований по вооружению и скорости хода. Сами выводы, вытекающие из тактической концепции подобного линкора, давали крупный козырь для обоснования подобного, возможно, на первый взгляд не очень впечатляющего, бронирования.
Быстроходный тяжелый корабль получал одно важное преимущество, которое при выполнении определенных условий не только уравнивало его оборонительные возможности с защитными характеристиками "эскадренного" линкора, но и давало крупный тактический выигрыш. Преимущество это заключалось в том, что быстроходный линкор, используя свою более высокую скорость, мог вести намного более гибкое маневрирование в бою, навязывая выгодные для себя условия боя (курсовые углы, дистанции) своему более медлительному противнику. В условиях высокоманевренного огневого контакта, при частой смене курсов, менее тяжело бронированный корабль получал существенный выигрыш в отношении устройства его вертикального бронирования, поскольку при более острых курсовых углах противостояние брони снаряду увеличивалось пропорционально секансу этого угла. Так, устойчивость 238мм главного пояса "Измаила" при приведении противника на курсовой 45° соответствовала 336 мм брони для того же снаряда, ударившего по нормали (sc 45°=V2), а для курсового угла 30° этот эквивалент возрастал уже до 476 мм (sc 60°=2). При этом позади бортовой брони оставалась еще и тыльная 50мм противоосколочная переборка2.
Предыдущая << 1 .. 115 116 117 118 119 120 < 121 > 122 123 124 125 126 127 .. 217 >> Следующая
Реклама
 
 
Авторские права © 2010 PiroChem. Все права защищены.