Пиротехническая химия
Главная Начинающим пиротехникам Статьи Добавить статью Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги в помощь
Военная история Изготовление и применение ВВ Пиротехника в военном деле Разное по пиротехнике Физика в пиротехнике Химия ВВ и составов
Новые книги
Яковлев Г.П. "122 мм самоходная пушка образца 1944 г." (Военное дело)

Суворов С. "Бронированная машина пехоты БМП -3 часть 1" (Военное дело)

Суарес Г. "Тактическое преимущество " (Военное дело)

Стодеревский И.Ю. "Автобиография записки офицера спецназа ГРУ " (Военное дело)

Соколов А.Н. "Альтернатива. Непостроенные корабли Российского императорского флота" (Военное дело)
Тактика в боевых примерах - Радзиевский А.И.
Радзиевский А.И. Тактика в боевых примерах — М.: Воениздат, 1974. — 286 c.
Скачать (прямая ссылка): taktikavboevihpriemah1974.djvu
Предыдущая << 1 .. 12 13 14 15 16 17 < 18 > 19 20 21 22 23 24 .. 146 >> Следующая


Но это не умаляло значения овладения территорией, тактически важными объектами (рубежами) местности, поскольку противника не могло быть вне пространства. В силу этого разгром противника и овладение районами (объектами) местности составляли единый взаимосвязанный процесс.

При определении содержания боевых задач учитывались конкретные условия обстановки, особенно степень боеспособности части (подразделения), характер обороны противника и применяемые им приемы и способы ведения боя; состав своих сил и средств, условия местности, состояние погоды и др.

Выполнение каждой боевой задачи в наступлении регламентировалось определенным временем. Это означало, что поставленную боевую задачу — разгром группировки противника и овладение объектами (рубежами) местности — необходимо было выполнить к строго установленному сроку. Время выполнения задачи рассчитывалось исходя из степени ожидаемого сопротивления противника, боеспособности наступающих подразделений, складывающегося соотношения сил и средств, ожидаемого темпа продвиже-

37
ния, характера местности и погодных условий. Особое внимание уделялось тому, чтобы боевые задачи, определяемые частям (подразделениям) в наступлении, соответствовали их возможностям. Обобщая опыт войны по этому вопросу, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков пишет: «...точный расчет сил и средств должен соответствовать поставленной задаче. Опыт показал, что нельзя ставить войскам непосильные задачи. Практика постановки непосильных задач, кроме потерь, истощения сил и подрыва воинского духа, ничего не дает» '.

Следует, однако, заметить, что это правило не всегда и не везде точно соблюдалось, особенно в первый период войны: боевые задачи нередко были завышенными. Определенное влияние здесь оказала привязанность командного состава к довоенным нормативам. При этом не всегда принималось во внимание, что довоенные уставы исходили из полнокровного состава полков и бригад при достаточном их усилении артиллерией и танками. В силу, этого при обучении войск боевая задача соединениям планировалась на глубину 15—18 км, т. е. включала прорыв всей тактической глубины обороны противника. Ближайшая задача полка первого эшелона определялась на глубину 2—3 км и включала прорыв обороны на глубину частей первого эшелона обороняющейся дивизии; последующая задача заключалась в развитии наступления и завершении прорыва на всю глубину главной полосы обороны — 4—6 км и более.

Недостаток в технических средствах борьбы, и в первую очередь в средствах подавления, резкое уменьшение боевого и численного состава частей в начале войны настоятельно требовали пересмотра этих нормативов, ибо опыт боев показал, что такие задачи для стрелковых полков сокращенного штата при недостаточном усилении их танками и артиллерией оказывались явно непосильными. Возникала острая необходимость выработки более реальных критериев для определения боевой задачи частям, основанных на тщательном анализе боевых возможностей своих войск и войск противника с учетом накопленного боевого опыта.

Такие нормативы и были даны в Боевом уставе пехоты Красной Армии (ч. 2) в 1942 г. В этом уставе указывалось: «Ближайшая задача полка включает захват или уничтожение объектов обороны противника с целью нарушения ее устойчивости в указанной полосе и, в первую очередь, системы пехотного, минометного и противотанкового огня противника. Последующая задача заключается в полном подавлении сопротивления и в захвате позиций до артиллерийских включительно». Таким образом, устав требовал определять боевую задачу частям по конкретным объектам в обороне противника. При этом глубина задач с учетом характера построения обороны фашистских войск в то время составляла: ближайшей — 1,5—2 км, последующей —

3—4 км.

1 «Военно-»сториче:кий журнал», 1966, Ks И, стр. 40,

38
Практика боевых действий, и в частности контрнаступление наших войск под Сталинградом, подтвердила реальность такого планирования боевых задач частям.

В третьем периоде войны вследствие дальнейшего возрастания боевых возможностей войск, увеличения плотности массирования сил и средств на участках прорыва произошло увеличение глубины боевых задач (схема 8).

Анализ содержания боевых задач в период войны был бы неполным и односторонним, если бы не учитывалось существенное влияние, которое оказывали на глубину задач изменения в построении обороны противника. В ходе минувшей войны эволюция обороны фашистских войск шла по линии перехода от неглубокой очаговой обороны к созданию сплошных позиций, состоящих из системы траншей, развивавшихся обычно на большую глубину. Это хорошо видно из анализа примера построения обороны противника в полосе наступления 176-го стрелкового полка (схема 12).

Прорыв такой обороны требовал создания значительного превосходства в силах и средствах. И такое превосходство было создано. С учетом возможностей полка ему были поставлены задачи: ближайшая — прорыв первой позиции обороны противника па глубину до 2 км, последующая — овладение основными артиллерийскими позициями и выход ко второй позиции.
Предыдущая << 1 .. 12 13 14 15 16 17 < 18 > 19 20 21 22 23 24 .. 146 >> Следующая
Реклама
 
 
Авторские права © 2010 PiroChem. Все права защищены.