Пиротехническая химия
Главная Начинающим пиротехникам Статьи Добавить статью Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги в помощь
Военная история Изготовление и применение ВВ Пиротехника в военном деле Разное по пиротехнике Физика в пиротехнике Химия ВВ и составов
Новые книги
Яковлев Г.П. "122 мм самоходная пушка образца 1944 г." (Военное дело)

Суворов С. "Бронированная машина пехоты БМП -3 часть 1" (Военное дело)

Суарес Г. "Тактическое преимущество " (Военное дело)

Стодеревский И.Ю. "Автобиография записки офицера спецназа ГРУ " (Военное дело)

Соколов А.Н. "Альтернатива. Непостроенные корабли Российского императорского флота" (Военное дело)
Австрийская пехота и гренадеры 1788-1816 эпоха Наполеона// Новый солдат, выпуск 53 - Киселев В.И.
Киселев В.И. Австрийская пехота и гренадеры 1788-1816 эпоха Наполеона// Новый солдат, выпуск 53 — Ветеран, 2002. — 48 c.
Скачать (прямая ссылка): avstriyskqyqpehotaigrenaderi200253.pdf
Предыдущая << 1 .. 16 17 18 19 20 21 < 22 > 23 24 25 26 27 28 .. 34 >> Следующая


В кампании каждый полк имел по штату 534 палатки. На каждую палатку полагалось иметь две 16-фунтовых вязанки соломы, которых хватало на две недели, и еще одна вязанку как резервную на следующие две недели, хотя на марше по мере потребности должны были добывать иовую солому. Дрова и солома закупались, но армия также рассчитывала на помощь местных жителей. 3 декабря 1805 г., после поражения в битве при Дустерлице, два гренадерских батальона (из отряда под командованием Мервельдта) несли сторожевое охранение, перестреливаясь с вражеской кавале-

рией. Только около 9 часов вечера, несмотря на исключительно холодную и ветреную погоду, войска получили дрова для костров и немного соломы, а примерно в полночь местные крестьяне принесли солдатам продовольствие.

Из-за плохой погоды возникали серьезные проблемы, особенно с палатками, которые прежде времени могли оказаться непригодными для использования. В 1792 г. из-за непрерывных маршей, когда лагеря не разбивались неделями, под непрекращаю-щимся ни на день дождем, перевозившиеся на вьючных лошадях палатки просто сгнили, и в результате войска оказались обременены громадным обозом, нагруженным непригодным снаряжением. Эрцгерцог Карл в сентябре ознакомился с положением дел: «Вы не можете себе представить, как выглядят наши войска. В течение месяца каждый день лил дождь, гак что вода промочила все палатки. Многие из наших солдат не имеют никакой обуви, все обмундирование и палатки износились до дыр и начинают издавать зловоние».

Если поблизости противник отсутствовал, войска должны были быть размещены по квартирам. В 1805 г. Мак отдал приказ, разрешающий размещать в палатках только половину солдат, а четырьмя годами позже в Германии эрцгерцог Карл вообще запретил возведение палаточных лагерных стоянок. Войска должны были бивуакировать или искать квартиры: «Офицеры высылались вперед, чтобы распределить квартиры и участки для бивуаков на реке Вилс... Обеспечение войск крышей над головой настолько быстро, насколько это возможно, возлагалось на людей, знакомых с данной местностью... Корпус должен был быть размещен в пределах круга радиусом примерно полторы мили. На такой лагерной стоянке каждый полк имел в своем распоряжении до десяти зданий, и этого количества, как казалось, не очень хватало для ведения нормального образа жизни». После сомнительного отдыха, когда солдаты спали на пропитанной водой земле, марши продолжались.

Дома были редкостью на стоянке перед сражением у Экмюля: «Австрийский лагерь состоял из соломенных хижин, которые были на скорую руку выстроены из соломы, оставшейся в окрестных деревнях после прошлогоднего урожая: многие солдаты расположились просто под открытым небом вокруг костров». В ожидании битвы у Ваграма, были возведены более “солидные" постройки: «Войска бивуакировали на голой земле; в центре полкового лагеря была установлена единственная палатка, который служила как походной церковью, так и как резиденцией полковника. Все остальные офицеры и солдаты должны были суметь обойтись простыми землянками, которые иногда имели торфяные крыши, а обычно просто покрывались листьями. Один из обитателей этих землянок, фон Энее, описал условия жизни в них: «Первую ночь я провел в земляной хижине с моим капитаном и еще одним офицером»; хижины были «очень плохо построены, хотя на них ушло довольно много земли... внутри едва хватало места для трех или четырех человек».

Россия в 1812 г. (см. планшет I) стала кладбищем для 7,000 человек из состава австрийского вспомогательного корпуса (все линейные полки были венгерскими или галицийскими). «В деревнях армия могла достать немного или почти никакого продовольствия; солдатам редко удавалось находить питьевую воду; людей и животных днем и ночью мучили комары и мошки. Русские вывезли все запасы из этой области; июльская жара сопровождалась холодными дождями, так что войска в середине лета страдали от переохлаждения, в результате чего появилось много больных... Единственным спасением для голодающих солдат были брошенные и частично сожженные вражеские обозные телеги, потому что на них находили сухари, водку и другие припасы... раненых не на чем было перевозить; их приходилось оставлять на месте, обреченными на ужасную смерть в грязи» (Вейден).

27

I: Они тоже пришли в Россию, 1812 г.

Войска были плохо обмундированы. Уже к концу сентября многим солдатам приходилось маршировать босиком, так что Шварценберг разрешил нм тачать опанцы [Орапкеп -балканская обувь] из шкуры скота. Недостаток шинелей привел к тому, что в середине октября каждому второму солдату приходилось пользоваться кусками овчины, чтобы защитить от холода по крайней мере нижнюю часть тела и голову. Один очевидец, Вейден, писал: «Если кто-нибудь отзывался настолько удачлив, что. кроме удовлетворения самых насущных потребностей, обнаруживал хранилище картофеля или даже запрятанные бутылки водки, то он проводил исключительно хорошую ночь». Солдаты не жаловались на задержку жалованья просто потому, что было нечего покупать. Почти полное отсутствие поставок хлеба, сухарей, вина, табака и соли доводило людей до отчаяния. Армейские интенданты [commissariat] «были в состоянии доставлять хлеб только каждые 8-14 дней. Об униформе или обуви не стоило даже и говорить... Ежедневные марши бивуаки проходили в условиях нехватки буквально всего. Ситуация постоянно ухудшалась, и не было случая, чтобы после ночевки в лагере не оказывалось несколько умерших, которых приходилось на скорую руку хоронить». (Главный интендант умер от перенапряжения сил в феврале 1813 г.).
Предыдущая << 1 .. 16 17 18 19 20 21 < 22 > 23 24 25 26 27 28 .. 34 >> Следующая
Реклама
 
 
Авторские права © 2010 PiroChem. Все права защищены.