Пиротехническая химия
Главная Начинающим пиротехникам Статьи Добавить статью Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги в помощь
Военная история Изготовление и применение ВВ Пиротехника в военном деле Разное по пиротехнике Физика в пиротехнике Химия ВВ и составов
Новые книги
Яковлев Г.П. "122 мм самоходная пушка образца 1944 г." (Военное дело)

Суворов С. "Бронированная машина пехоты БМП -3 часть 1" (Военное дело)

Суарес Г. "Тактическое преимущество " (Военное дело)

Стодеревский И.Ю. "Автобиография записки офицера спецназа ГРУ " (Военное дело)

Соколов А.Н. "Альтернатива. Непостроенные корабли Российского императорского флота" (Военное дело)
Французкий пехотинец 1803-1815 - Киселев В.И.
Киселев В.И. Французкий пехотинец 1803-1815 — Ветеран, 2007. — 48 c.
Скачать (прямая ссылка): francuskiypehotinec2007.pdf
Предыдущая << 1 .. 20 21 22 23 24 25 < 26 > 27 .. 28 >> Следующая

«Здания, улицы и берега реки были покрыты телами мертвых и раненых, которые были настигнуты огнем. Во всей деревне не оставалось ничего, кроме полуобгоревших трупов. Зрелище было настолько ужасным, что командиры решили скрыть его от солдатских взглядов; с этой целью деревню обошли с правой стороны... Любопытство заставило меня посетить сцену этой гекатомбы. Никогда в жизни я не видел ничего более кошмарного, чем эти почерневшие трупы, у которых уже не осталось ничего от человеческого облика...
В начале одной из улиц громоздилась гора из мертвецов: это была просто мешанина рук, ног и бесформенных остатков обуглившихся тел... Рядом стояла группа офицеров и генераловы, которых также привело сюда любопытство... Слезы ручьями текли у них из глаз, и никто не мог вымолвить ни слова.»
Чаще всего сражение продолжалось, пока сумерки и истощение сил не останавливали воюющие стороны. Даже победители к концу дня были совершенно измотаны, и уцелевшие солдаты рас-
Ветеран (что явствует из шевронов за сверхсрочную службу на рукаве) помогает маркитантке и её детям переправиться через реку в 1812 г. Она несет бочонок бренди на ремне через плечо, а кухонные кастрюлю привязаны к лошадиному седлу. Фургоны маркитанток обычно получали регистрационный номер, наносившийся на их боковую сторону, который показывал, что начальник штаба дивизии официально разрешил обслуживать его соединение.
полагались на ночлег прямо среди груд мертвых или умирающих. Мародерство начиналось почти сразу, после непродолжительных сомнений насчет греха грабить ушедших в мир иной. Как отмечал Жиро, точка зрения большинства сводилась к тому, что «если я откажусь, сюда все равно придет кто-нибудь еще: лучше этим добром воспользуюсь я.» Кое-кто отправлялся на поиски продовольствия. «В конце сражения, несколько добытчиков из моей роты были посланы в город, - вспоминал Жиро. - Там они поучаствовали в грабеже продовольственных лавок и вернулись назад, захватив с собой немного сахара и сушеного изюма; буханка хлеба сделала бы нас намного счастливее.» После сражения, Дебеф «находил солдат, занятых жаркой больших кусков конины.» Не находя сухих деревьев, солдаты «разводили костры из обломков обозных фургонов и прикладов разбитых мушкетов.»
По возможности, преследование отступающего врага возлагалось на те дивизии, которые принимали наименьшее участие в сражении. Соединения, вынесшие на себе основную тяжесть боя, отводились на отдых и переформирование; им также поручалась очистка территории. Для раненых, однако, мучения только начинались. Переполнив все полевые лазареты, они ожидали, когда до них доберутся перегруженные работой доктора. Хирурги проводили все ампутации без какого-либо
обезболивания; при этом те раненые, кому врачи были не в силах помочь, просто бросались на произвол судьбы. Крупномасштабные сражения были катастрофическими для врачей того времени, поскольку они не располагали реальными возможностями для спасения людей. Солдаты, которые были достаточно сильны, чтобы выжить после ранения, последующей потери крови и травм, полученных в ходе примитивных операций, находились под угрозой внесения инфекции. Когда их эвакуировали в госпитали, последние часто оказывались переполненными, и в них бушевали болезни. Депрессии, потери конечностей, лихорадки, потеря боевых товарищей, разлука с семьей - только самые выносливые могли надеяться остаться в живых.
Потерпевшим поражение можно было полагаться только на самих себя. Раненые оставлялись на поле боя на милосердие противника. Часто с ними обращались не хуже, чем со своими, но в руках испанских партизан, например, милосердие обычно заключалось в немедленном убийстве, потому что иначе смерть приходила после длительных издевательств и пыток. Однако, многие подлечивались на скорую руку и содержались в качестве военнопленных, пока их не обменивали по завершению военных действий. Некоторым ветеранам Армии Англии даже удалось переправиться через Канал, но не как завоевателям, а как пленникам. Многие были
брошены гнить в переполненных трюмах кораблей-блокшивов, стоящих на рейдах, в то время как другие были содержались в обычных тюрьмах, где они считали дни, остававшиеся до долгожданной репатриации.
Возвращение домой
Возвращение к семейному очагу по окончании кампании, на время непродолжительного отпуска или навсегда, для оставшихся в живых сопровождалось очень противоречивыми эмоциями. Пробыв вдали от дома более двух лет, Жиро и его товарищ-офицер получили право на несколько дней отпуска [conge]. «После шестидесяти часов почти непрерывной скачки мы достигли Парижа. Была полночь. Ни один из нас не отважился предстать перед родителями в этот час, так что нам пришлось заночевать в гостинице на улице Сен-Дени. На следующий день, немного отдохнув и подкрепившись, надев парадную форму, включая султан на кивере, мы расстались и каждый направился к своему дому. Я едва ли смогу описать, с какой радостью я обнял моего отца.»
Отсутствовавший на родине в течение одиннадцати лет, Жакэн узнал, что его часть будет проходить вблизи его родного городка, и испросил разрешения оставить роту на несколько дней. По прибытии домой:
Предыдущая << 1 .. 20 21 22 23 24 25 < 26 > 27 .. 28 >> Следующая
Реклама
 
 
Авторские права © 2010 PiroChem. Все права защищены.